Новости

Небанковские кредитные организации












Пресса

Еврокомиссия отказалась предоставлять Кипру антикризисную помощь

К выборам будь готов! Уже готов...

Непревзойденный «Гамлет» на двинской сцене

Синяк исчезнет за сутки

«Я последний романтик ушедшей эпохи»

Кладовая солнца

Невыполненное обещание, или Злосчастная бочка

«Миллион» - лидер»

Народ Латвии дал "добро" на Конституцию ЕС

Антиинфляционный план смягчен

Страны Балтии скинулись на воздушную полицию

Экономисты: pешить проблемы Латвии становится все труднее

Каждый 3-й в LaRocca оказался "под кайфом"

Потребители расплатятся за экономику

Шлесерс научит Ригу круизному бизнесу

Рынок автолизинга растет на 80% в год

Жилищные кредиты становятся все популярней

В ходе кампании по торможению цен наметились первые пострадавшие

Лишь 44 семьи получили право на пособие по переселению

Банковская система начинает тормозить

Брюссель требует снизить плату за использование платежных карт

Ипотечные кредиты в ЕС: Латвия в хвосте

Законов против отмывания денег не хватает

Банки заработали рекордную прибыль

Лизингодатели оштрафованы за договоры

Sampo хочет в десятку

О новых комиссиях и дополнительном финансировании

От чего зависит стабильность банков

Администратора "Теплосетей" арестовали на месяц

Кредитомания: 7 кредитов под зарплату



Новости -> Открытая, хоть и негласная война между банками и заемщиками продолжается

Открытая, хоть и негласная война между банками и заемщиками продолжается

09.08.2010 12:05


Открытая, хоть и негласная война между банками и заемщиками продолжается уже пару лет, и в архивах Ассоциации по защите заемщиков есть тысячи примеров реальных историй, красноречиво свидетельствующих о том, какими методами идет эта война.



“Бороться с банками очень непросто, — признается “ДВ” консультант ассоциации Айварс Руди. — Бывают такие случаи, что просто диву даешься, насколько банкам хватает совести так обращаться с людьми”.

…В Ассоциации заемщиков всегда полно народу: кто–то уже сидит на приеме, кто–то ждет своей очереди на консультацию. Люди внешне вполне выглядят вполне прилично, но в глазах читается тревога, потому что ассоциация часто становится последней инстанцией, где заемщики пытаются найти решение своей проблемы. И чаще всего это решение радикальное — банкротство заемщика и даже всей его семьи.

Янис Аболиньш, который консультирует клиентов по вопросам частного банкротства, к концу дня тоже выглядит усталым. “У меня весь день расписан по минутам, столько желающих стать банкротами”, — поясняет он. После принятия последних поправок к Закону о неплатежеспособности число интересующихся частной неплатежеспособностью резко выросло. “Первые 2–3 месяца после 1 ноября станут поворотными — либо банки все–таки поменяют тактику общения со своими клиентами с плохой на хорошую, либо их ждет вал частных банкротств, и тогда все эти жалобы о банковских убытках можно будет расценивать как детский лепет — банки сами не хотят ничего менять”, — говорит он.

По просьбе “ДВ” эксперты ассоциации подобрали 10 типичных историй, с которыми заемщики обращаются за помощью. Готовых решений наши эксперты не предложили, каждый случай все–таки очень индивидуален, и часто решение проблемы зависит от маленьких нюансов, которые невозможно расписать в одной статье. И даже если сегодня у вас с банком прекрасные отношения, завтра все может измениться. Предупрежден — значит вооружен.

1. “Вы у нас такой ненадежный”

Никто этого не хотел, но так уж получилось, что с падением доходов, потерей работы и прочими экономическими проблемами столкнулось 95% жителей страны. Если на первых этапах экономического кризиса банки просто пытались зацепить людей пунктиком о снижении доходов и, кивая на это обстоятельство, изменить условия кредитных договоров с свою пользу, то годом позже люди и вправду перестали платить. И тут уж у банков появилось законное основание кошмарить заемщика по всем пунктам: требовать повышения процентной ставки, дополнительных залогов и досрочного погашения кредита.

Совет экспертов. Договориться с банком в этом случае сложно, но можно. Если заемщик не безнадежен, то банк, скорей всего, предложит реструктуризацию кредита (кредитные каникулы, капитализацию долга и пр.). Но за это придется заплатить более высокими процентами. И новыми договорами, которые эксперты ассоциации называют сумасшедшими по своему содержанию. “В идеале их нельзя подписывать, потому что по условиям они в десять раз хуже, чем старые. Но людям приходится это делать, потому что такая практика — предлагать новые невыгодные договоры — есть во всех банках”, — говорят в ассоциации. И возлагают надежды на новый закон о неплатежеспособности, когда с банками можно будет разговаривать, стоя на одной ступеньке.

2. “Очень сожалеем, но обстоятельства изменились”

Есть добросовестная категория заемщиков (и таких большинство), которые не опаздывают с ежемесячными платежами. Казалось бы, какие тут могут быть проблемы? Но нет, это вовсе не гарантия того, что однажды вы не окажетесь в кабинете родного банка, где вам предложат подписать новый кредитный договор. Естественно, с новыми условиями, где годовая ставка по займу может быть выше предыдущей на 4–6%. Объясняют просто: изменилась рыночная ситуация, деньги теперь стоят дорого, поэтому извольте платить по новым расценкам. Раньше этим грешил Aizkraukles banka, но после вмешательства Центра по защите прав потребителей стал вести себя потише. Сегодня по этому пункту вовсю буйствует Hipotēku banka, который повышает ставку для ипотечных кредитов вплоть до 6%. Для кредита в 50 тысяч латов ежемесячный платеж повышается на 250 латов — люди впадают в шок от таких цифр и пытаются искать решение проблемы.

Совет экспертов. В ближайшие годы явление одностороннего пересмотра кредитных договоров приобретет массовый характер. В ассоциацию уже обратился первый клиент из Swedbank, получивший кредит пять лет назад. В его старом договоре был указан пункт, по которому банк имеет право пересматривать условия раз в пять лет. И несмотря на то, что этот клиент ни разу не задерживал платеж, новый договор от банка заставил клиента обратиться в ассоциацию. В этом случае нужно готовиться к долгим переговорам с банком, в результате которых удается снизить надбавочную ставку с 6 до 3–4%.

3. “А мы про вас кое–что узнали”

Собрать компромат на клиента сегодня — не проблема для банка. Поводов может быть предостаточно: просроченный платеж по лизингу, забытый овердрафт, непогашенная карточка. Все эти случаи, если сумма долга превышает 100 латов, а просрочка — 30 дней, попадают в банковский кредитный регистр. И тут у банков появляется законное основание предъявить клиенту претензии. Даже в том случае, если по основным кредитным платежам к этому клиенту нет никаких нареканий. Возможно, в этом случае угрозы будут не столь серьезны, но ждите настойчивых предложений перевести заработную плату в их банк или положить деньги на депозит. “Чтобы мы были уверены, что вы на самом деле благонадежный заемщик, а все предыдущие неприятности — это лишь недоразумение”, — примерно так с доброй улыбкой скажет вам банковский специалист.

Совет экспертов. У лизинговой компании есть право через суд подать прошение на продажу заложенного имущества. И неважно, что долг по лизингу, к примеру, составляет 1000 латов, а ипотечный кредит — на 200 тысяч латов. Банк может расторгнуть ипотечный договор и выставить заложенную квартиру на продажу, но может и отказать. Законом определен конкретный срок, когда банки могут отказывать мелким кредиторам в подобных случаях — до 31 декабря 2012 года. После этого срока банк уже обязан будет принимать меры. И из–за невыплаченного лизинговой компании дивана вполне можно лишиться дома, который этот диван украшает. Что касается банков, то в последнее время, возможно, из–за массового попадания заемщиков в кредитный регистр, они стали менее предвзято рассматривать такие ситуации. Хотя в стандартном кредитном договоре есть фраза о том, что если против заемщика выдвинуты требования третьих лиц, то банк имеет право расторгнуть договор.

4. “Сыграем на ваших нервишках”

Год назад по рынку гуляла леденящая кровь история о том, как один заемщик не выдержал банковского прессинга и покончил жизнь самоубийством, оставив записку: “В моей смерти прошу винить долги по ипотеке”. Вымысел это или быль, но некоторые психологические приемчики вроде настойчивых звонков задолжавшему клиенту по пять раз в день или давящая на психику рассылка sms о просроченных платежах, а то и откровенные угрозы отнять квартиру — все это те реалии, с которыми сталкиваются клиенты некоторых банков. По словам специалистов ассоциации, особенно в “игре на нервах” преуспел GE Money Bank, работники которого мало знакомы с кодексом этики банковского работника.

Совет экспертов. Стараться не обращать внимания на угрозы. “Люди из этого банка звонят клиенту, который просрочил платеж, и говорят смешные вещи: мы сейчас придем и заберем все ваши вещи из квартиры в счет погашения долга. При этом они сами прекрасно понимают, что только суд может принять решение о конфискации имущества. Бывают и более смешные угрозы, дескать, ваши родственники узнают, какой вы отвратительный заемщик. Вы не поверите, но один из наших клиентов получил от банка 18 звонков в день — с 6 утра до 23 вечера, после чего он обратился к нам за помощью”. Впрочем, сейчас такими вещами больше занимаются фирмы по взысканию долгов. Если вам звонят из подобных фирм, нужно потребовать юридические документы, которые дают право заниматься подобной деятельностью. Потому что, по сути, у клиента заключен договор с банком, но не с фирмой по взысканию долгов.

5. “А квартирка–то подешевела”

На заре ипотечных войн почти всем банковским клиентам пришлось недоуменно выслушивать претензии от банков, которые требовали изменения кредитных условий из–за резкого обвала цен на рынке недвижимости. А потом столь же недоуменно изучать свои кредитные договоры, где было четко прописано, что в случае падения цен на недвижимость банк вправе требовать внесения дополнительного залога или досрочного возврата суммы кредита. Казалось бы, при чем тут заемщик, который также, как и банки, стал жертвой обстоятельств и точно не в ответе за весь рынок недвижимости? Вопрос отпал сам собой, после того как Центр защиты прав потребителей на уровне закона прописал пункты, по которым банк имеет право разрывать договор с клиентом. И пункта о падении цен на недвижимость там нет. Казалось бы, проблема исчерпана. Но, к примеру, в DnB Nord, несмотря на закон, прописывают в новых договорах ответственность клиента за падение цен на квартиры. С маленькой пометкой — “если этот пункт не противоречит закону о защите прав потребителей”.

Совет экспертов. Напомнить банку, что этот пункт в договоре противоречит закону и попытаться его вычеркнуть. Но при этом учесть, что банк может обидеться на критику и начать шустрить по другим пунктам договора, которые, как правило, содержатся в “Особых условиях” и которые клиенты редко читают и тем более выполняют. К примеру, в них может быть пункт о том, что клиент обязан был сдать дом в эксплуатацию в конкретный срок. На деле же он опоздал с этим на пару месяцев, что чревато выплатой штрафа в размере 10 тысяч латов.

6. “Кто там ваш друг по кредиту?”

Когда братья и сестры, друзья и соседи массово шли в гаранты по кредитам, все думали, что это обычная формальность. Трагедии могло и не случиться, если бы не тотальный обвал на рынке недвижимости, из–за чего стоимость квартиры уже не покрывала взятый кредит. Вот тут банкам и пригодились гаранты, которые по закону несут абсолютно равную финансовую ответственность перед банком. Отказаться от должности гаранта добровольно нельзя (если заемщик не предоставит для банка равноценного гаранта). Отказаться от выплаты кредита тоже нельзя. И тогда возникают такие ситуации. Положим, если у заемщика гарантом выступает сестра, имеющая свой кредит, то при плохом раскладе к своему кредиту ей добавят обязательства брата. При этом у займа сестры тоже есть гарант — предположим, мать мужа, на которую накладываются все предыдущие кредитные обязательства. В ассоциации известны несколько случаев, когда на неплатежеспособность приходится подавать целой цепочке гарантов, которые стали жертвой одного неудачного кредита.

Совет экспертов. Чтобы уберечь свои деньги, гаранту лучше не открывать счет в том банке, который выдал кредит основному заемщику. Потому что как только происходит задержка с платежом, деньги со счета гаранта в счет погашения долга будут сниматься автоматически. Однако если ситуация серьезная и заемщик не платит по своему кредиту, то вся ответственность за заем возлагается на гаранта. При этом добраться до имущества гаранта банк сможет только по решению суда. В этом случае наилучший и чаще всего единственный вариант –— неплатежеспособность гаранта вместе с заемщиком.

7. “Спекулянтам — по заслугам”

Вчера это были предприимчивые люди, которым банки охотно выдавали многотысячные кредиты под зарплату 300 латов в месяц, сегодня это спекулянты, набравшие по пять квартир и крепко с ними застрявшие в нынешних реалиях рынка недвижимости. Банкиры утверждают, что именно такие клиенты сегодня составляют основной процент нарушителей платежной дисциплины. “Когда я приходил в банк за кредитами на покупку земли, на которой планировал строить жилой поселок, меня встречали как дорогого гостя, –— рассказывает Янис Аболиньш, который первый в Латвии получил статус частного банкрота. — Потом я резко стал спекулянтом, который сам должен отвечать за свои ошибки. Хотя ответственность банка должна быть равной”. Наибольшее число банкротов сегодня — среди тех, кто имеет не одну, а несколько квартир. Банки к такой категории заемщиков относятся наиболее предвзято.

Совет экспертов. Если банк разорвал договор и ваша задача — отложить аукцион имущества, сделать это возможно. Но в этом случае придется столкнуться с расходами. Если для банка расходы на внесудебное рассмотрение дела стоят 200 латов, то для обжалования этого решения заемщику придется заплатить государственную пошлину, которая зависит от стоимости имущества. То есть суммы начнутся с 1000 латов. Поэтому стоит исходить из конкретной ситуации — нужно ли это делать. Тем более что нет никакой гарантии, что суд все же обжалует предыдущее решение. Но если решение удается обжаловать, то, как правило, банки соглашаются на компромисс с заемщиком. Крайний вариант решения проблемы — неплатежеспособность.

8. “Итак, на что вы потратили деньги?”

Абсолютно легальная зацепка, по которой банк может разорвать договор с заемщиком, — это доказать, что выданный кредит использовался не по назначению. И таких случаев очень много, и как и в случае с гарантами — большинство заемщиков слабо понимали, что они пишут в заявлении на кредит. "Вы же помните, как это было: рядом с человеком сидел банковский клерк, который подсказывал, что нужно писать в заявлении на кредит. Даже если клиент честно признавался, что собирается купить машину, ему советовали вместо этого писать: “на ремонт”. А это значит, что сегодня — если банк знает, как вывести клиента на чистую воду — только по этому пункту можно запросто разорвать договор".

Совет экспертов. Всячески избегать именно этого пункта, по которому банк пытается вас зацепить. Потому что у клиента, если банк докажет нецелевое использование кредита, пропадает возможность не только договориться, но и подать на частную неплатежеспособность.

9. “А теперь принеси справку, что ты не верблюд”

С бизнес–заемщиками историй ничуть не меньше, чем с ипотечными клиентами. Причем проблемы часто возникают практически на пустом месте. Например, предприятие в один день вдруг узнает, что банк без предупреждения заблокировал все счета фирмы и требует предоставить кучу справок о деятельности фирмы и всех бизнес–партнерах. Сбор справок может занять несколько недель, в течение которых жизнь фирмы будет фактически парализована. Или вдруг перекрывает кредитную линию, от которой также зависит жизнедеятельность предприятия.

Совет экспертов. Бороться с банками — привлекать к содействию отраслевые ассоциации, прессу, Центр защиты прав потребителей и пр. Часто незаконные действия банков (только в этом случае) можно пресечь именно общественной шумихой. Искать другие альтернативные источники финансирования.

10. “Бизнеса нет, но квартирка–то осталась”

Любой владелец ООО (общество с ограниченной ответственностью) знает, что в момент получения кредита в банке он давал личные гарантии. Что подразумевает его личную ответственность за всю сумму взятого для бизнеса кредита. А суммы в таких кредитах, как правило, немалые — вплоть до 1 млн. латов, которые брались на покупку оборудования и кредитные линии. “То есть этими личными поручительствами банки фактически разрушили сам смысл ООО, подразумевающий ограниченную ответственность владельца”. Эксперты рассказывают, что очень часто встречают ситуацию, при которой владелец ООО не может вести бизнес, но при этом исправно платит свои личные кредиты. Но при этом груз по бизнес–обязательствам топит и личную ипотеку заемщика.

Совет экспертов. Помочь в этом случае очень сложно. Как правило, выход — в частной неплатежеспособности.

Кто на что горазд

“ДВ” попросила экспертов назвать банки, на которые заемщики жалуются чаще всего.

Swedbank, SEB — самое большое число жалоб от заемщиков. При этом эти банки чаще всего идут на уступки для клиента и способны здраво решать проблемы.

АВ — лидер по жалобам в прошлом году, чаще всего предлагает переписать старый кредитный договор

Parex, Nordea — чемпионы по наложению штрафных санкций, которые доходят до 1000% от суммы.

GE Money Bank — банк, с которым вообще ни о чем нельзя договориться. Заемщик часто даже не может найти в банке человека, который может решить его проблему.

Rietumu bank — полное отсутствие обиженных заемщиков банка, пример для подражания.

Автор: Ольга Князева




Источник: Ольга Князева

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2011 worldbank.org.lv