Новости

Небанковские кредитные организации












Пресса

Еврокомиссия отказалась предоставлять Кипру антикризисную помощь

К выборам будь готов! Уже готов...

Непревзойденный «Гамлет» на двинской сцене

Синяк исчезнет за сутки

«Я последний романтик ушедшей эпохи»

Кладовая солнца

Невыполненное обещание, или Злосчастная бочка

«Миллион» - лидер»

Народ Латвии дал "добро" на Конституцию ЕС

Антиинфляционный план смягчен

Страны Балтии скинулись на воздушную полицию

Экономисты: pешить проблемы Латвии становится все труднее

Каждый 3-й в LaRocca оказался "под кайфом"

Потребители расплатятся за экономику

Шлесерс научит Ригу круизному бизнесу

Рынок автолизинга растет на 80% в год

Жилищные кредиты становятся все популярней

В ходе кампании по торможению цен наметились первые пострадавшие

Лишь 44 семьи получили право на пособие по переселению

Банковская система начинает тормозить

Брюссель требует снизить плату за использование платежных карт

Ипотечные кредиты в ЕС: Латвия в хвосте

Законов против отмывания денег не хватает

Банки заработали рекордную прибыль

Лизингодатели оштрафованы за договоры

Sampo хочет в десятку

О новых комиссиях и дополнительном финансировании

От чего зависит стабильность банков

Администратора "Теплосетей" арестовали на месяц

Кредитомания: 7 кредитов под зарплату



Новости -> В ходе кампании по торможению цен наметились первые пострадавшие

В ходе кампании по торможению цен наметились первые пострадавшие

24.05.2006 10:47


Сегодняшний день, 24 мая, стал черным для латвийских банков — они вынуждены вывести из оборота и заморозить на счетах Банка Латвии (БЛ) около 200 млн. Ls. Цель — борьба с инфляцией. Что из всего этого может получиться, "Телеграфу" рассказало руководство государственного Hipotеku un zemes banka — президент Инесис Фейферис и вице-президент Роланд Панько.

От двух и больше

— Что с сегодняшнего дня поменялось в работе латвийских банков?

Роланд Панько: — Суть изменений в том, что до сих пор не надо было создавать 8-процентные обязательные резервы на заемные средства банков, которые были одолжены на срок более двух лет. То есть раньше стимулировалось создание рынка долгосрочных финансовых инструментов. Сейчас нет разницы — одолжены деньги на неделю или на десять лет. В итоге в первую очередь пострадают стабильные банки, которым в силу их высокого рейтинга деньги одалживали на семь—десять и более лет.

— Эта норма относится и к закладным, которые выпускает Hipoteku banka?

Р.П.: — Да.

— Насколько в относительных и абсолютных цифрах вырастут обязательные резервы, которые с сегодняшнего дня Hipoteku banka придется вывести из оборота и перевести на счета Банка Латвии?

Р.П.: — В нашем случае объем замороженных средств вырастет примерно на 100% и достигнет величины около 35 миллионов латов. В целом по банковской отрасли в резервы будет дополнительно переведено около 200 миллионов латов.

Неуверенность в силах

— Летом прошлого года Hipoteku banka взял на семь лет у 16 банков Германии, Австрии и Люксембурга синдицированный кредит в размере 85 миллионов евро. Сегодня вам надо перевести Банку Латвии 8% от него, или 6,8 миллиона евро. Однако платить проценты за использование этих денег синдикату все равно придется. Очевидно, вы будете вынуждены поднять кредитные ставки латвийским клиентам, чтобы компенсировать убытки?

Инесис Фейферис: — Все это так, за исключением того, что мы не будем поднимать ставки для своих клиентов.

— Если прогноз прибыли банка на этот год не изменен, то за счет чего компенсируете изъятие столь крупных сумм из оборота?

И.Ф.: — За счет внутренних ресурсов — например, приостановим программу компьютерного переоснащения банка, что-то сэкономим на переобучении персонала и так далее. Пока еще есть определенный резерв. Вопрос, остановится ли на этом Банк Латвии или нет.

— А что еще могут придумать в центробанке?

И.Ф.: — Обсуждается возможность повышения нормы ликвидности банков с 30 до 50%. Если это произойдет, то банкам придется держать значительно больше средств в ликвидных активах (в качественных ценных бумагах, в кассе, на счетах других банков и так далее) и, соответственно, ограничить объемы кредитования.

Кроме того, с нынешних 8% ставка обязательного резервирования может вырасти еще больше. Кто знает, что еще может произойти. Банковская отрасль лишается предсказуемости, вы начинаете чувствовать неуверенность в своих силах, это, в свою очередь, приводит к падению активности бизнеса. Все эти радикальные меры по отношению к банкам могут вызвать большие волнения и даже, не дай, бог, "опрокинуть" некоторые банки. Если такое случится, это станет шоком для всех нас.

Само пройдет?

— Но с инфляцией как-то надо бороться…

И.Ф.: — Не факт. Во-первых, нынешний рост цен — это следствие стремительного роста экономики. Я считаю, что этим (высокой инфляцией) нужно просто переболеть. Во-вторых, бороться с инфляцией надо комплексно. Например, выделить наиболее рискованные сегменты кредитования, в частности ипотечное, и создавать резервы в этой сфере, а не во всех подряд. Нынешний шаг БЛ, безусловно, тормозит развитие малых и средних предприятий Латвии, а также освоение средств из европейских структурных фондов, так как для этого необходимо местное софинансирование.

Р.П.: — Кроме того, нынешняя мера направлена только против банков — под ограничения не попадают лизинговые компании, фирмы вроде GE Money, раздающие потребительские кредиты, и так далее. В результате кредитный бум не снизится, он просто будет смещаться из жестко регулируемой банковской отрасли в слабо контролируемую сферу потребительского кредитования.

Еще один момент. Шаг БЛ снижает конкурентоспособность латвийских банков, а в условиях ЕС местные предприятия могут легко напрямую кредитоваться, скажем, в Польше или Германии. Таким образом, мы сами подрываем идею о создании регионального финансового центра в Риге.

Спекулянтом быть невыгодно

— Как бороться со спекулянтами, которые могут вызвать перегрев рынка недвижимости?

И.Ф.: — Неужели центробанк считает, что только он отслеживает происходящее в Латвии.

В банковской системе происходит саморегуляция — никто не хочет нести убытки, поэтому банки сами без подсказок со стороны принимают меры по ограничению кредитования спекулятивных сделок.

— Сколько спекулянтов прокредитовал Hipoteku banka и как вы их ограничиваете?

И.Ф.: — Прежде всего отмечу, что спекуляция в рыночной системе является бизнесом, а не чем-то предосудительным. В нашем кредитном портфеле на них приходится не более 5%. Удорожание кредитов для спекулянтов происходит автоматически — за ними ведется более строгий контроль, кредит дается лишь на уровне 60—70% от суммы залога. Многое зависит и от проекта: одно дело строить офисы класса А; другое — когда просят кредит под перепродажу друг другу долей в сомнительных проектах.

Капиталы проходят мимо

— А как представители синдиката, одолжившего вам 85 миллионов латов, реагируют на местные события?

И.Ф.: — Действительно, нельзя забывать и об общей бизнес-среде Латвии. Наши зарубежные партнеры, не привыкшие к столь стремительным изменениям в такой консервативной отрасли, как банковская (еще два месяца назад все было в порядке, и вдруг вынь 15 млн. Ls и переведи на счета центробанка), выражают искреннее недоумение по поводу происходящего в Латвии.

Р.П.: — Такие громкие заявления о рисках финансовой системы страны, даже если они недостаточно обоснованы, неизбежно вызывают настороженность наблюдателей. Это крайне некстати именно сегодня, когда мы видим передел глобальных мировых рынков — на прошлой неделе больше чем на 10% "просел" российский фондовый рынок, назад откатились торговые площадки Европы. Часть высвободившихся транснациональных капиталов могла бы прийти и в Латвию, однако сложившаяся здесь ситуация может завернуть эти деньги в соседние страны.

Надо чаще встречаться

— Вот заявление БЛ, сделанное на прошлой неделе: финансовое положение банков не ухудшилось. А вот заявление Hipoteku banka: рентабельность банковского бизнеса падает. Что происходит на самом деле?

Р.П.: — Я согласен с обоими заявлениями. Если банки все свои авуары переведут в центробанк, то это будет супернадежная финансовая система. Однако о каком бизнесе и прибылях можно в таких условиях говорить?

— Все это выглядит странно — государственный центробанк как может борется с инфляцией, а принадлежащий государству Hipoteku banka считает это чуть ли не вредительством и требует не предпринимать столь жестких мер. Это то же самое, если бы один отдел Министерства здравоохранения боролся с курением, а другой — раздавал на улицах сигареты. Вы не пытались встретится с господином Римшевичем и попробовать согласовать государственную политику в области кредитования? Благо он сидит в нескольких сотнях метров от вашего офиса.

И.Ф.: — Мы пытались разговаривать при посредничестве Ассоциации коммерческих банков Латвии, однако пока не нашли взаимопонимания. Казалось бы, чего проще — собраться вместе представителям центробанка, правительства, Ассоциации коммерческих банков и Комиссии рынка финансов и капитала, чтобы обсудить назревшие проблемы. Однако этого не происходит.


Источник: Андрей ШВЕДОВ, Телеграф

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2011 worldbank.org.lv