Новости

Небанковские кредитные организации












Пресса

Еврокомиссия отказалась предоставлять Кипру антикризисную помощь

К выборам будь готов! Уже готов...

Непревзойденный «Гамлет» на двинской сцене

Синяк исчезнет за сутки

«Я последний романтик ушедшей эпохи»

Кладовая солнца

Невыполненное обещание, или Злосчастная бочка

«Миллион» - лидер»

Народ Латвии дал "добро" на Конституцию ЕС

Антиинфляционный план смягчен

Страны Балтии скинулись на воздушную полицию

Экономисты: pешить проблемы Латвии становится все труднее

Каждый 3-й в LaRocca оказался "под кайфом"

Потребители расплатятся за экономику

Шлесерс научит Ригу круизному бизнесу

Рынок автолизинга растет на 80% в год

Жилищные кредиты становятся все популярней

В ходе кампании по торможению цен наметились первые пострадавшие

Лишь 44 семьи получили право на пособие по переселению

Банковская система начинает тормозить

Брюссель требует снизить плату за использование платежных карт

Ипотечные кредиты в ЕС: Латвия в хвосте

Законов против отмывания денег не хватает

Банки заработали рекордную прибыль

Лизингодатели оштрафованы за договоры

Sampo хочет в десятку

О новых комиссиях и дополнительном финансировании

От чего зависит стабильность банков

Администратора "Теплосетей" арестовали на месяц

Кредитомания: 7 кредитов под зарплату



Новости -> Непревзойденный «Гамлет» на двинской сцене

Непревзойденный «Гамлет» на двинской сцене

27.05.2009 01:05




Все Гамлеты проходят чередой Перед моим усталым зреньем…Который лучше? Как решить самой? Пусть нас рассудят Знание и Время

55 лет назад, 29 мая 1954 года, «Гамлет» шагнул в историю с нашей, даугавпилсской сцены, и оставил неизгладимый след в душах зрителей. Благодаря какой большой беде наш город получил этот роскошный подарок судьбы! Как все в этом мире переплетено и перепутано.

Три человека, случайно встретившись за колючей проволокой «Волголага», дали себе клятву поставить «Гамлета», где в основе будет поэтический перевод Анны Радловой, режиссура — Сергея Радлова, а Василий Яковлев сыграет Гамлета. И заговорщики дружно взялись за дело. Шекспировед Анна Радлова еще и еще раз сверяла каждую букву, каждое слово перевода с текстом самого Шекспира, стараясь не потерять ни одного смыслового оборота, ни единой паузы в шекспировских речах. Режиссер, всемирно известный своими постановками любимого драматурга, следуя указаниям жены, скрупулезно передавал актеру свой опыт, лепил, ваял свою скульптуру одному ему ведомыми приемами. И балагур, весельчак и острослов (за то и поплатился) Вася Яковлев, следуя за режиссером, внимая ему, становился тем, кого хотел в нем увидеть Радлов. Ученик Станиславского, мхатовец Яковлев был настолько пластичен в умелых руках режиссера, что отвечал мгновенно на едва заметный посыл творца. Это были две половинки целого — настолько плодотворно актер постигал и воплощал идеи ведущего.

Но… от инфаркта умирает Анна Дмитриевна, ее хоронят где-то возле лагеря, не позволив мужу даже следовать за гробом, самого Радлова вынимают из петли соседи по бараку, и мечта трех заговорщиков надолго уходит в небытие. Надолго. Но не навсегда.

…. В небольшом Даугавпилсе свои проблемы — нет хорошего, сильного режиссера. После отъезда Рощина театральное дело как бы слегка пошатнулось, интерес зрителей к театру чуть притушился. Лучшего администратора посылают в Москву на биржу — подыскать подходящую кандидатуру. И любезный Александр Егоров едет в столицу. Ведь театр наш официально признан лучшим провинциальным коллективом и марку терять не хочется.

На бирже Егорову говорят:

— Ну, нету свободных хороших режиссеров. Вот есть — не хотите ли — только один репрессированный. Будете брать?

И Александр Иванович рискнул — привез в Даугавпилс Радлова. А Радлову было все равно куда, в больших городах селиться репрессированным запрещалось, но все же Прибалтика лучше, так как ближе к любимому Питеру. Да и в Риге работает ученик Радлова Владимир Чобур, не побоявшийся вести с опальным мастером переписку.

Запутанно выглядит история появления здесь Яковлева и Старжинской. То ли Радлов их тут обнаружил, то ли сам их сюда вызвал из Щербаковского драмтеатра, куда их определили после отсидки. Но двое из оставшихся в живых заговорщиков соединились в одной точке и высекли искру, которая полыхнула прекрасным спектаклем.

Приступить к «Гамлету» сразу не удалось. Сначала Радлов должен был поставить политически выдержанный и надежный спектакль лауреата сталинской премии Я.Галана «Любовь на рассвете». Пьеса получилось живой и задевающей струны зрительских душ. Жена Галана, бывшая на премьере, сказала, что актриса Радченко стала лучшей Варварой из всех прежде ею виденных.

Потом последовала веселая комедия-водевиль «Где эта улица, где этот дом?», ставшая лебединой песней для актрисы Ольги Скибинской. Радлов, показав свои режиссерские возможности, уже понемногу подбирал народ для «Гамлета», присматривался к актерам, кто на что способен, равно как и народ присматривался к режиссеру. Никто о заговоре и целях Радлова, кроме Яковлева, не подозревал.

Итак, ставится один проходной спектакль «Брак по дружбе», который Радлов ставил ради актрисы Изюминой, он был данью текучке, мастеру скорее хотелось приступить к той заветной мечте, ради которой он и жил последние годы.

Но вот все формальности соблюдены и в план включена постановка «Гамлета». Можно начинать грандиозную работу над любимым детищем. Хотя срок ей отведен очень короткий.

В письме Вере Храмниковой, завлиту нынешнего театра, участник того спектакля актер Лева Брухис с придыханием и восторгом повествует о работе с мудрым ваятелем. Читка за столом. Каждый должен представить себе человека, которым он станет в спектакле. Радлов тихим, приятным голосом повествует об эпохе Гамлета, о костюмах и придворном этикете, подпускает анекдоты и смешные случаи из той среды, говор людей и нелепости, происходящие из века в век с нерасторопными и восторженными душами, то есть, он так живописал для каждого актера атмосферу быта, куда они все должны были погрузиться, чтобы понять свои собственные поступки, свое отношение, наконец, к самому Гамлету, который явился сюда карающим мечом — неладно что-то в Датском королевстве, зло совершилось под пологом царской власти, корона захвачена не тем, кому предназначалась, хитростью и предательством, а не наследуя. Тень отца взывает к отмщению. И Гамлет, душой чистый, чтобы покарать зло, сам должен впустить зло в свою душу, чтоб пресечь предательство окружающего мира.

«Я должен быть жесток, чтоб добрым быть»

И растапливая лед отчуждения ненавязчиво и с доверием к каждому из сидящих, Радлов сеял в души исполнителей осознание стиля, характера и образа действий, он не сообщал: ты должен быть таким-то. Он их воспитывал такими. Смотрит репетицию, не поправляет, не кричит. Нашли свое — оставьте. Снова смешной разговор, легкий, казалось, ни к чему не обязывающий. Снова рассказы, примеры, исторические справки, да все так достоверно, понятно, словно это он, Радлов, оставшись в живых изо всего Гамлетова окружения, свидетельствует актерам — да, вот, ребята, как это было и жутко и весело, и все на моих глазах, и при моем непосредственном участии.

Имеющий уши да услышит, имеющий глаза да узрит, имеющий душу да проживет пережитое другим, как свою собственную боль.

Так работал с актерами Радлов, так рождался на маленькой сцене великий спектакль великого мастера.

И, конечно же не все, далеко не все смогли подхватить и воплотить бесценные крупицы знаний, те бриллианты души, что щедро рассыпал перед ними Сергей Эрнестович. Да это и не столь важно. Неладно в Датском королевстве и даже ошибочное, бездейственное поведение окружающих играло на Гамлета — а разве и в жизни не видим мы, как одиноки Гамлеты, как трусливо ожидают друзья — а вдруг все как-нибудь эдак само поутрясется, как комикующие Полонии, приплясывая и с ужимками, попадают в свои же ловушки как предназначенные кому-то кем-то Офелии бездарно, бесплодно гибнут, не оставляя даже дымного следа своего бессмысленного бытия?

Гамлет — сверкающий клинок возмездия. И если суждено ему карать за предательство, то он карает, но, совершив акт правосудия, сам платит за него собственной жизнью.

«Пусть будет так, Горацио — я мертв,

А ты живешь, так расскажи правдиво

Все обо мне и о моих делах

Всем, кто захочет знать».

Обязательно в любой беде остается такой Горацио, который потом по воле провидения опишет все, чему свидетелем оказался.

И получился потрясающий душу спектакль, пробирающий до самого нутра, и Василий Яковлев стал лучшим Гамлетом мира. Отозвался на спектакль французский режиссер Жан Кокто, еще видевший спектакль Радлова в Париже с Николаем Крюковым в главной роли. Печально пела труба Феди Стоцкого свое соло на каждом спектакле, а голос ее свободный и чистый летел над водами Даугавы в далекую даль вслед за Гамлетом. И восхищенный зритель по нескольку раз спешил на известный до мелочей спектакль, чтобы только еще и еще раз насладиться прекрасной игрою актеров, чтобы хоть на секунду дать себя очаровать до такой степени, чтобы поверить — нет, вот сегодня-то справедливость восторжествует и шпага Лаэрта чуть-чуть отклонится от сердца Гамлета. Всего на секунду…

— Я трижды ходил на «Гамлета», хотелось смотреть все опять и опять, — признается заядлый театрал, даугавпилчанин Иван Богданов.

Конечно же, повезли спектакль в Ригу. И во время гастролей произошли два непредвиденных обстоятельства. У Рубена Симонова проходили гастроли в Риге в тот момент. А еще были в Риге актеры театра имени Маяковского. И как по-разному повели себя оба коллектива.

Театр имени Маяковского обратился с нижайшей просьбой зарезервировать для них один из дней, чтобы, отменив свои спектакли, весь коллектив смог бы увидеть это чудо. И юная Галочка Быдзина, с восторгом через дырочку в кулисах лицезрела весь цвет этого театра, усаживавшийся в назначенный день в отведенной им ложе: Бабанова, Сухаревская, Раневская, Тенин, Охлопков и… и всех не перечесть, вплоть до обслуживающего персонала. А когда окончилось действие, эти маститые актеры, стоя, рукоплескали маленькому театру и большому мастеру режиссуры.

Другой же театр, по воспоминаниям Брухиса, повел себя совсем иначе. В Риге «Гамлет» шел с таким триумфом, что зрители бежали на спектакли даугавпилчан, игнорируя постановки вахтанговцев. Сборы были аншлаговыми, в то время как столичный театр терпел убытки. И дирекция москвичей не нашла ничего лучшего, как написать жалобу на имя министра, требуя от него запрета на гастроли «Гамлета» и возмещения материального ущерба. Но министру как-то ближе было выступление своего коллектива и «Гамлет» продолжал свое триумфальное действо.

Ольга Корнилова, по следам личных воспоминаний зрителей




Источник: http://www.dinaburg.eu

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2011 worldbank.org.lv